вторник, 20 декабря 2016 г.

УРОКИ НОЯБРЯ

Фото автора

Накануне зимы рыбалки делаются все больше трудовыми, однако в этом и заключается их прелесть. Кроме того, ни в одну пору года у меня не будет такой уникальной возможности побыть на берегу одному. Эта пора — отличный повод проверить и свои теоретические наработки, и технику владения снастью.
Чем холоднее и прозрачнее делается вода, тем осторожнее и привередливее становится рыба, и тем большее значение для успеха рыбалки приобретают те мелочи, на которые еще неделю-другую назад и внимания-то не обращал. Взять, например, оснастку. Вернее, не всю ее, а только поводок. Пока температура воды не опустилась ниже + 10, я успешно пользовался коротким 15-сантиметровым поводком, связанным из лески сечением 0,1 мм. Рыба, в основном плотва, клевала так уверенно, что с длинным поводком я только запаздывал с подсечкой. Да так, что крючок порой приходилось выдирать у рыбы из горла.
Но прошла неделя, температура воды понизилась до + 7, и на очередной рыбалке я долго не мог приспособиться к постоянным «приседаниям» поплавка, после которых приманка на крючке оказывалась слегка примятой и больше не воспринималась рыбой. Я менял и длину поводка, увеличив ее почти вдвое, и уменьшал диаметр лески, доведя его до 0,08 мм, однако проблема оставалась нерешенной. Единственная плотва, которую мне удалось засечь, была поймана за глаз. Было очевидно, рыба излишне осторожничает. Она стоит на прикормке, но приманка на крючке кажется ей подозрительной.
Исправить ситуацию удалось после того, как вместо обычной лески я решился поставить флуорокарбоновую. Конечно, по сравнению с обычными, эти лески сильно теряют в прочности, однако и плотва не та рыба, для вываживания которой нужно пользоваться суперпрочными лесками. Да и подсак, если что, имеется. Попробовав рыбачить с новой леской, к своей радости, обнаружил, что кроме увеличения количества результативных поклевок приятно увеличился и размер клюющей рыбы. Досаждавшая ранее мелочь вообще исчезла, а вместо нее стала попадаться мерная рыба.
Еще одним «сюрпризом» переходного сезона стала необходимость оперативной переоценки значимости для рыбы приманки на крючке. До середины ноября вполне устраивал набор приманок, состоящий из ржаного теста, мелкого земляного червя и опарыша. Для разведки я обычно пользовался опарышем. Рыба на него брала исправно, порой даже без предварительного закармливания. Вот только очень часто опарышем на крючке интересовались все, от плотвы до уклейки. Тогда, если возникала необходимость отсечь от крючка мелочь, в ход шли тесто и черви. Тесто из ржаного хлеба работало вообще отменно. Кроме плотвы, на крючок очень часто садились подлещики.
Однако с похолоданием и одновременным незначительным подъемом уровня воды (на 5 см) изменились и вкусовые предпочтения рыбы. Опарыш стал для нее вообще не интересным, зато самыми любимыми сделались мотыль и мелкая личинка стрекозы. И если мотыль — это приманка привычная, то личинка стрекозы до недавнего времени числилась в моем арсенале как экзотическая приманка. Ею и прочей водяной живностью (водяной ослик, бокоплав, личинка большой стрекозы) я пользовался исключительно ранней весной, когда возникало желание половить рыбу в малых реках, а достать земляных червей было еще невозможно. А вот осенью мне довелось пользоваться ею впервые. Видимо предзимний подъем воды несколько разбудил этих насекомых, и они начали мигрировать к берегу, сделавшись отличной сезонной приманкой.
По сравнению с мотылем, насаженная за спинку стрекозка вела себя более активно, да и держалась она на крючке покрепче. Видимо, поэтому и поклевка плотвы на эту приманку была более «злой», чем на мотыля: поплавок без всяких церемоний, совсем как летом, просто уходил под воду. Рыба засекалась надежно и часто глубоко заглатывала крючок. Конечно, поклевок рыбы на стрекозу было намного меньше, чем на мотыля, чего не скажешь о размерах трофея. Вес некоторых «стрекозных» плотвиц переваливала за 200 г.
С похолоданием воды заметно изменилась и дислокация рыбы в водоеме. Пока вода была относительно теплой, рыба стояла одной плотной стаей на глубине около трех метров. Причем стая формировалась из особей совершенно разного размера и вида. Вперемешку с плотвой клевали и густера, и подлещик, и уклейка. Все мои многолетние наработки (на протяжении нескольких лет поздней осенью крупную плотву я ловил исключительно на первом береговом свале, где глубина не превышала полутора метров) в первой половине ноября прошлого года оказались совершенно бесполезными. Под берегом, или вообще ничего не клевало, или одолевала уклейка. Я уже было начал подумывать о том, что неплохо было бы заняться поиском новой тактики ловли крупной плотвы осенью. Однако с остыванием воды все встало на свои места. Стаи рыбы разделились. Крупные плотва и подлещик все-таки вышли под самый береговой свал, а мелочь традиционно осталась стоять на глубине, и два последних выезда на реку я наслаждался великолепной осенней рыбалкой на расстоянии в 5 метров от уреза воды.
Не совсем привычным для осени оказалось и отношение рыбы к прикормке. Многолетняя традиция, ставшая для меня почти законом, предполагала сильный стартовый закорм места. После этого наступала обязательная фаза покоя, которая продолжалась не менее двух часов. Если в этот промежуток времени произвести дополнительный докорм, можно было вообще испортить всю рыбалку.
В ноябре большую часть месяца рыба реагировала на прикорм почти по-летнему. Для стартового закорма места требовалось не более 5 шаров прикормки размером с мандарин. Потом, по мере того как в стае рыбы нарастало соперничество, требовался монотонный, с промежутком в 5 минут, докорм маленькими, размером со сливу шарами. Иногда, когда ближе к вечеру клев рыбы делался более активным, я вообще переходил на почти уклеечную тактику прикорма: на каждом проплыве оснастки впереди поплавка в воду подбрасывался миниатюрный шарик прикормки. Как правило, поклевка очередной рыбы происходила незамедлительно. А вот в последние дни календарной осени пришлось вспоминать традиционную для этой поры года схему прикармливания рыбы.
Расписание выходов рыбы на кормежку — это, пожалуй, единственное, что осталось совершенно прогнозируемым на протяжении осени. По мере того как остывала вода, выходы рыбы на кормежку делались все более кратковременными, а промежутки времени между ними, наоборот, все более продолжительными. В первой половине месяца, пока температура воды колебалась возле отметки + 10, плотва кормилась почти по летнему расписанию: с 8.30 до 11 часов и с 14 часов до самого заката. Причем вечерний клев был всегда интенсивнее, да и рыба во второй половине дня попадалась намного крупнее. И расписание это было справедливым для всего водоема. Соседи по берегу, кто не выдерживал столь длительного бесклевья, в поисках активной рыбы пытались менять место, но ожидаемого результата это не приносило.
С остыванием воды до + 7 периоды активности плотвы еще больше сдвинулись на послеобеденную половину дня. Теперь первый выход ее на кормежку приходился на полдень (где-то с 11.30 до 13 часов). Второй раз рыба начинала клевать часа за полтора до заката. А самый пик клева вообще приходился на сумерки. Уже и антенна поплавка делалась едва различимой на воде, а поклевки происходили на каждой проводке.
Интересные наблюдения довелось сделать и по погоде. Свое прозвище «сумерки года» ноябрь заслужил. Весь месяц в воздухе висит или туманная взвесь, или идет дождь, или дует порывистый ветер. Плотва, как известно, лучше всего ловится при переходе атмосферного давления от средних показателей (739-740 мм) к низким (734-731 мм). Однако в одном из ноябрей лучшие рыбалки пришлись на дни, когда проходили волны холода. Тогда, к примеру, 19 ноября стояла типичная слякотная погода с температурой + 7 и давлением 736 мм. А 20 числа давление резко выросло до 750. Все это происходило на фоне сильного порывистого ветра. Летом подобные погодные «сюрпризы» лучше было бы переждать, однако именно 20, 22 и 23 у меня получились лучшие рыбалки ноября. О такой особенности поведения плотвы в предзимний период я слышал от других рыболовов, но не совсем этому верил. Теперь знаю точно, что за несколько дней до наступления холодов плотва начинает усиленно отъедаться. Как только температура воздуха опустилась ниже нуля, активность рыбы сильно упала.
В общем, ноябрь с его слякотью и холодами — это не повод для того, чтобы зачехлять летние снасти. В наших климатических условиях ноябрьская, а в некоторые годы и декабрьская рыбалка с поплавочной удочкой вполне реальна. А вопрос личного комфорта вполне можно решить с помощью правильно подобранной одежды и обуви.
Николай Линник 
Источник →

Комментариев нет:

Отправить комментарий